Интервью Малашенко Виктора Александровича газете «Комсомолец Брянска»


06.08.2016  Интервью Малашенко Виктора Александровича газете «Комсомолец Брянска»

В галерее депутатов российского парламента от Брянщины Виктор Александрович Малашенко застолбил за собой особое место. Не сказать, чтобы выдающееся, но видное уж точно. Он — неоднозначен. Для кого-то он друг, товарищ, кумир, кто-то считает его матёрым конъюнктурщиком, кто-то — коварным скандалистом, кто-то — демагогом… Но когда спрашиваешь у его критиков, а что тебе сделал худого Малашенко, у большинства с ответом заминка. Нам, вскормленным на патернализме, хотелось бы, чтобы депутат Госдумы Малашенко всех осчастливил, всех обогрел, всем "организовал" приют в светлице добра и справедливости. Но он, как человек, политик, который привык играть по принятым правилам и явно не дотягивает до роли ниспровергателя этих правил, привык действовать в заданной системе координат. А мы знаем, что за система утвердилась в нижней палате российского парламента в последние годы.

Всё это время он, следуя партийной дисциплине, предпочитал тихую заводь, и вот теперь, когда стало ясно, что прощание с депутатской карьерой неизбежно, сбросил с себя эти оковы. И перед нами предстал во многом уже другой Малашенко, чьи мысли и суждения созвучны с тем, что думает каждый рядовой гражданин. Нет, всё же великое дело — подлинная независимость, когда ничто не держит тебя за "фалды", когда можешь позволить себе роскошь изъясняться без насилия над собой, выпустить на свободу чувства, которые ещё вчера зажимал в кулаке, как мятую купюру.

Наша беседа состоялась за день до первого заседания "Народного собрания Брянщины", создание которого связывают с фамилией Малашенко. Структура эта — в некотором роде реинкарнация Независимой общественной палаты начала нулевых годов, задававшей жару лодкинской власти. В ней Виктор Александрович был тогда одним из многих. Теперь же — его роль более значительна, таковым сделала госдумская закалка. Одна из примет нынешнего политического быта — в канун выборов в Государственную Думу интерес к фигуре уходящего Малашенко не меньший, чем к претендующим заменить его в депутатском кресле. Даже больший. Интересуются, чем будет теперь заниматься Малашенко, каковы его планы? Какой будет его ответ на реакцию единороссовского "генералитета", потревоженного сигналами о том, как ведут себя представители партии власти на Брянщине? На эти и другие вопросы были получены ответы в ходе нашей беседы. Насколько они полные, правдивые — судить читателям.

«Прозрение всё равно произойдёт»

— Виктор Александрович, более десятка лет с небольшим перерывом вы заседали в Госдуме. Многие и нынче ожидали увидеть вас в числе соискателей депутатского мандата. Тем не менее, вы сошли с дистанции. Но что-то же этому предшествовало? — Спасибо, во-первых, за предоставленную возможность публично объясниться и разъяснить некоторые вещи. Сегодня я не связан какими-то политическими обязательствами и могу высказать свою позицию, не оборачиваясь на чьи-то окрики.

Конечно, вечных депутатов нет и не может быть, и я спокойно отношусь к тому, что не участвую в избирательной кампании как кандидат. Для меня всё это не неожиданно. Это закономерно, так как у меня с нынешней областной властью слишком принципиальные расхождения. Но ещё до этого, в сентябре 2014 года, когда я должен был занять освободившееся место в Госдуме, на меня оказывалось очень большое давление как на руководителя представительства Россотрудничества в Республике Беларусь, чтобы я отказался от мандата. Я спрашивал в ответ, кто мне поверит, что мой отказ добровольный, что я не продал мандат в другой регион? Тогда в одном из высоких кабинетов мне было сказано, что ещё вспомню этот разговор. Отказаться от мандата мне предлагало и руководство Брянской области. Оно быстро дало повод для выводов о том, что главная его забота — как можно сильнее укрепить свои экономические, финансовые возможности, расширить свои владения. "Под" это подбираются кадры, "под" это выдвигаются и кандидаты в депутаты.

— Но вы бы могли прибегнуть к самовыдвижению или опереться на другую партию.

— Такие предложения мне поступали, но я миновал период политического романтизма. Знаю, что сегодня пробиться в Думу в одиночку почти нереально. Можно собрать подписи, но потом найдут какую-нибудь закорючку, и всё пойдёт прахом. И сам в луже останешься, и людям, своим помощникам неприятностей доставишь. Это в 2000 году, когда я выдвигался кандидатом в губернаторы, достаточно было трёх подписей своих сторонников и посильного денежного залога, сейчас — совсем другое. Другая партия? Но бегать по партиям — не в моих правилах. Я состоял лишь в двух партиях: КПСС-КПРФ, откуда меня по требованию лодкинской власти изгнали, и "Единой России", при поддержке которой (спасибо ей за это) в 2006 году избрался в Госдуму, после чего вступил в её ряды. Мне судьба этой партии небезразлична. Доказательством неравнодушия может служить моя с коллегами Медведем, Гринкевичем, Минаковым и Иониным попытка посредством нашего обращения открыть членам партии глаза на то, что творится в нашей среде, как их используют. Результат пока скромный, но прозрение всё равно произойдёт. Это только начало.

Лучкину отомстили, Лучкиным запугали

— Однако ваша попытка добиться прозрения обращена не к рядовым членам партии, а к вашим партбоссам. И попытка к тому же, насколько известно, не совсем удачная из-за странного поведения некоторых ваших соподписантов.

— Я проходил процедуру внутрипартийного голосования и в 2011 году, поэтому могу делать кое-какие сравнения. Хотя сравнивать непросто. На этот раз ещё до праймериз узнаю, что по указанию власти мне был запрещён доступ к газетам-районкам. Запрещали публиковать мои поздравления к 8 марта. Потом приезжаю в Карачевский район с подарками поздравить семью, где родились детки-двойняшки, и снова — информационный вакуум. Минаков едет в Рогнединский район, проводит там с ребятами мастер-класс, и на руководителя местной районки спускают борзых, вплоть до увольнения за то, что газета рассказала об этом читателям. Но если такое позволяют с депутатом Госдумы, вице-спикером облдумы, то на что может рассчитывать, скажем, руководитель какого-нибудь сельхозпредприятия, чьи земли захватываются рейдерским путём? Что можно ожидать от власти, прикармливающей людей с уголовным прошлым? Я направил Богомазу официальное обращение, обратил внимание на недопустимость такой практики. Ни ответа, ни привета. Потом ещё раз обратился к нему и к секретарю политсовета Гапеенко. Снова нет ответа. Поэтому были вынуждены обращаться к руководству партии. Мы писали, что рядовым партийцам навязывают кандидатов, которые изначально вызывают отторжение, что в регионе есть достойные люди. Но и там не изъявили желания разобраться в ситуации. Вместо этого попытались разобраться с нами. На региональном политсовете нас стращали всеми карами.

Возвращаюсь к праймериз. Ну что это такое, если результаты были заранее заданы? Мы же знаем результаты в Карачевском районе, знаем про ничтожное количество голосов, которое набрал здесь "победитель" Валуев. Решение по снятию главы администрации Карачевского района Лучкина было политически мотивированным, то есть это месть за то, что руководитель района не препятствовал свободному волеизъявлению. Это и акт запугивания других глав: смотрите-де, если не выполните разнарядки на выборах в сентябре, с вами будет то, что и с Лучкиным.

Плечом к плечу с Медведем

— Но вот посмотрите, подписанты, когда на них пошла ответная волна, повели себя по-разному. Вам хватило мужества устоять, Медведю — тоже. А вот Гринкевич… Антошин "в телевизоре" рассказал, как тот крутился, открещивался, ссылаясь на то, что много бумаг подписывает, что не помнит, не читал…

— Сразу скажу, что с подписантами я не был близко знаком. Только с Иваном Владимировичем Медведем несколько раз общался. Правда, побывав с ним на нескольких дебат-площадках во время предвыборов, проникся к нему уважением. Во-первых, он тоже выходец из правоохранительных органов, а это значит, что из него не вытравлен стержень. Потом я видел, что он давал смелые политические оценки, которые наверняка не нравились нынешним власть предержащим. Надо считаться с тем, что первый раз в облдуму Медведь избирался в Сураже без чиновничьей поддержки. А избираться в Советском районе Брянска, который он представляет в нынешнем созыве, — это, скажу вам, совсем непросто. Короче, я готов идти с ним плечом к плечу, всячески поддерживать в его политических устремлениях. Считаю его участие в нынешней избирательной гонке чрезвычайно полезным, он обращается ко всем, просит только одного — честных выборов, чтобы не подставлять президента. А именно это региональные чиновники как раз и делают.

Что касается Гринкевича, то всё он знал и читал. Но у него в Брянске есть бизнес, а мы знаем, каких можно нажить для него неприятностей. Гринкевич тоже во время дебатов мне понравился своими публичными суждениями. Минаков? Ну он в политике ещё молодой человек. На его голову тоже сыпались вздорные обвинения, угрозы, но, думаю, это его не очень поколебало, он на ринге побеждал, и в политических ристалищах будет побеждать. У него всё ещё впереди.

«И брянская власть узнает всё о себе»

— Вы объявили о создании "Народного собрания Брянщины". Что сподвигло на эти действия и какие цели оно ставит перед собой?

— Это решение выношено и выстрадано в душах и сердцах моих коллег, многих людей, которые озабочены вопросами, когда прекратятся захват земель, развал предприятий, злоупотребления во власти?.. Мы подготовили соглашение более двух десятков общественных объединений, активных граждан. Таких, к примеру, как бывший председатель Брянского городского Совета народных депутатов Пётр Петрович Ширшов. Это движение не обязательно должно быть зарегистрировано, оно может существовать без права юрлица. Но главное — что это будет открытая дискуссионная площадка, где можно изложить своё мнение. Свободно, не боясь репрессий. Вот изложил его член "Единой России" Артём Литвинов в своём письме к однопартийцам — и был исключён из партии, изложил его Медведь — вон из фракции, изложил выгоничский депутат Сергей Мефёдов — ату его! Вот ваша газета за своё мнение вынуждена скитаться по типографиям соседних областей, вплоть до Подмосковья. Что это такое, как это назвать? А название этому дал президент, когда на недавнем медиафоруме назвал тех чиновников, которые боятся независимой прессы, жуликами, казнокрадами и преступниками. Мы на "Собрании" рассмотрим и вопрос, как на Брянщине реализуется конституционное право на свободу получения информации, свободу слова. Обратимся обязательно и к вопросам борьбы с коррупцией. Нас тут вдохновляет национальный план противодействия ей; президент обратился с просьбой формировать нетерпимость к этому злу. Мы будем тут действовать на упреждение, а не бить по хвостам. Мы выстроим системную плановую работу, и нынешняя брянская власть узнает всё о себе. Всё будет делаться гласно, открыто, с приглашением представителей власти, с обращением к правоохранительным органам. Сегодня они сами с этой бедой не справятся. Только с общественностью, с прессой.

И всё же они — антагонисты

— За время своего депутатства вы работали с двумя губернаторами — Дениным и Богомазом. Они оказались антагонистами, хотя у них много схожего. Оба, к примеру, из сельскохозяйственного бизнеса. Доводилось слышать, что у Богомаза исход будет такой же, как и у Денина. Вы согласны с этим?

— Денина я знаю с 1992 года. Могу сказать в его адрес только добрые слова. В лихие 90-е он сохранил фабрику, островок социалистического хозяйствования. Видел, каким гонениям он подвергался. Во время силового захвата предприятия я приходил туда, предлагал свою помощь. Выходил тогда на Василия Ивановича Шандыбина. И фабрика в итоге была защищена от разорения. Год был помощником Денина как депутата Госдумы. Потом — почти полтора года — одним из его заместителей в обладминистрации. Денин — трудоголик. Он меня и уговорил в депутаты Государственной Думы пойти. Отношения были ровные, добрые. Не оправдываю те действия, которые он совершил и за что наказан. Многие, однако, считают это дело политически мотивированным. Не могу ставить под сомнение судебный вердикт, пожелаю Денину скорейшего досрочного освобождения. Думаю, он давно сделал все правильные выводы.

Но поделюсь теперь мнением, которое всё чаще высказывается в брянском социуме. Люди говорят, что по сравнению с нынешней атмосферой во власти денинский режим чуть ли не ангельский. А теперь — мои наблюдения. Да, в 2011 году тоже "рисовались" итоги на праймериз. Но делалось это всё же не в таких масштабах и не так нагло, напролом, как потом. И вот ещё что: если бы воскрес кто-либо из старых чекистов и узнал, что власть рекомендует в руководители комитета областного законодательного органа человека, судимого за преступление против государства, что его вовсю пиарят государственные СМИ… Можете себе представить, чтобы первый секретарь обкома или председатель облисполкома якшались с человеком, который уличался в совершении тяжкого государственного преступления?

Если не видят «наверху»

— Поговорим о вашей депутатской деятельности. Как оцениваете её? Чем более всего можете гордиться?

— Начну, может показаться, издалека. Для эффективной работы на федеральном депутатском уровне необходимо очень многое. Если у тебя нет должного опыта, если не прошёл школу депутатства на муниципальном, региональном уровнях, если не поработал в госструктурах, то в парламенте будешь выглядеть ущербным. Не могу похвалиться, что в Госдуме свернул горы, засыпал область деньгами, но старался прежде всего реализовать своё право на законодательную инициативу. Сначала полагал, что подготовлю законопроект, к примеру, об уголовной ответственности за самогоноварение, и меня поддержат. Увы… Понял, что законодательную инициативу реализовать в одиночку намного труднее, чем в соавторстве с коллегами. Как минимум семь таких инициатив с моим участием обрели форму законов. При Денине продвигал совместно с обладминистрацией законопроекты социальной направленности. А за последние годы никаких предложений от областного правительства не поступало. Более того, то же решение о сокращении чернобыльских льгот вообще мимо меня прошло. Я ещё пытаюсь в Думе, на других площадках доказать, что этого делать нельзя, а всё уже решено. И самое обидное — никто меня даже в известность не поставил, что решено. Губернатор с МЧС поладили за моей спиной.

Не буду распространяться о депутатской рутине — ежемесячных встречах с избирателями, приёмах граждан в Брянске и районах области, регулярных экскурсиях, которые проводил в Госдуме для земляков. На моём "боевом" счету немало примеров, когда удалось защитить людей от произвола, были ситуации, когда пришлось добиваться возбуждения уголовных дел. Из своих депутатских доходов выделял средства на строительство в моём родном селе в Погарском районе храма, все годы выплачивал стипендии ребятам из семей, где родственники погибли во время службы в правоохранительных органах. С Екатериной Филипповной Лаховой помогали ребятам из Плюсковской школы. Мы увековечили память нашей прославленной подпольщицы Анны Морозовой в Польше, памятник ей был сделан с моим участием. С моим участием получено 163 миллиона рублей на подготовку мероприятий, посвящённых приближающемуся юбилею Алексея Константиновича Толстого. В конце 2015 года Брянщина получила из федерального бюджета почти полмиллиарда рублей — здесь тоже я не был в стороне. А вот ещё: помните про подпольную штрафстоянку на улице Калинина? Она была ликвидирована после моего запроса в МВД. Вся моя деятельность была абсолютно прозрачной: с 2006 года я веду сайт, каждый месяц отчитывался о своей работе. Депутатские полномочия использовал не в меркантильных целях, у меня нет бизнеса.

Нынешней областной верхушке нужны, по всей видимости, иные депутаты. В своём обращении мы задавали такой вопрос: что сегодня надо сделать, чтобы быть выдвинутым в Госдуму от "Единой России"? Совершить дорожно-транспортное происшествие с тяжкими последствиями, как Жутенков, построить дом в стране, входящей в блок НАТО, как Валуев, или быть компаньоном по бизнесу у одного из высокопоставленных областных чиновников? Но если "наверху" не видят этого, остаётся надеяться, что разберутся "внизу", что избиратели всему сами дадут оценку, что по достоинству оценят активную гражданскую позицию Медведя. Думаю, ещё взойдёт политическая звезда Минакова, да и другие участники предварительных выборов не затеряются.

— И контрвопрос. Что в вашей депутатской деятельности вызывает у вас наибольшие разочарования?

— Я видел, как шло наступление на права и льготы чернобыльцев, венцом чего стало предательство Богомаза. Начиная с 2006 года, урезались и права, полномочия депутатов Госдумы. Я против того, чтобы они использовали свой статус в личных целях, но парламентарий должен быть защищён. В нашей фракции утвердилась практика бессловесного проштамповывания команд, спускаемых руководством партии. Никто не интересовался, а есть ли другие мнения? Приходилось голосовать, зажав себя, против своей воли. Это, поверьте, нелегко. Принимать, к примеру, законы, урезающие социальные льготы под предлогом повышения уровня адресности. Конечно, надо, чтобы каждый депутат имел возможность высказать свою позицию, чтобы он зависел от избирателей, а не от воли партийных вождей или чиновников. Не понравился, скажем, ты губернатору, и он уже "организовал" команду опустить тебя по итогам праймериз на аутсайдерское место, после чего на тебя нашлёпывается ярлык — неконкурентоспособен.

Не может не разочаровывать и то, что жизнь россиян становится тяжелее. Сокращение доходов, нищенские пенсии, 21 миллион за чертой бедности… Всё это должно побуждать к пересмотру многих подходов, к поиску ответов на вопрос, как сделать деятельность парламентариев более эффективной? Я надеялся, что возвращение в Думу одномандатников послужит этому, но на примере нашей области вижу: те одномандатники, которых "двигает" власть, не улучшат качество парламентской работы.

Ничего личного

— Да и не только одномандатники… От Брянщины выдвигается по спискам крупнейшей партии человек, никакого отношения к нашему региону прежде не имевший. Имею в виду Валуева. Или вот Миронова, далеко не самый лучший и не самый известный директор школы. Или Суббот, до недавнего попадания в облдуму руководивший лишь Меленским сельским поселением, вотчиной губернатора. Взять того же просидевшего незамеченным два срока в облдуме агрария Жутенкова, который перед первым походом в областные законодатели писал в документах, что имеет высшее образование, а перед вторым — что лишь среднее. Общественная молва однозначна: все эти люди выскочили "из табакерки" не без одобрения губернатора. И можно смело прогнозировать: все в случае избрания будут заглядывать ему в рот. Это называется "приплыли"?

— Если первое лицо во главу угла ставит общественные интересы, то это обязательно скажется и на его выборе. Вот и делайте вывод, какие интересы поставлены во главе угла нашим первым лицом. Я не имею, как говорится, ничего личного к Валуеву. В стенах Госдумы мы, встречаясь, мило здоровались. Но вот смотрите. Мы беседуем с вами второго августа. Вот у меня на стене висит распорядок работы депутатов Госдумы, который предписывает всем нам с 27 июня по 5 августа находиться в своих избирательных округах. Николай Сергеевич Валуев должен не в Брянской области "греться", а быть со своими избирателями в Кемеровской области. Но он туда давно уже не ездит. Я беседовал с кемеровскими коллегами, которые рассказывали о приездах Николая Сергеевича в их край, о том, что каждый из них превращался в шоу. С особым смаком они говорили о его показушном опускании в шахту. Меня "Брянский рабочий" сейчас выставляет то иллюзионистом, то защитником какого-то Вихарева. Ну а представьте, если бы у меня была не сельская хата в Почепском районе, а дом в Испании, в натовской стране? Или если бы я избил до сотрясения мозга и переломов рёбер пенсионера, как это сделал Валуев? Что бы тут началось?! Взять того же Жутенкова. Он мне — не сват и не брат. Но на сайте судебного департамента есть решение, которое вызывает массу вопросов. Сейчас в них разбираются Генпрокуратура, Центризбирком. Человек ещё ходит в кандидатах, а уже во всеуслышанье заявляет: я уже депутат, я чего-то дам вам или не дам… Так получается, если тебе выделили государственные деньги по нацпроектам и ты стал богатым, то можешь так заноситься, указывать всем место в стойле? Как такой человек, с такими скелетами в шкафу может принимать законы, учить нас жить? Это же разложение всего и вся.

Ничего личного не имею я и против госпожи Мироновой, но ваш покорный слуга, Медведь, Гринкевич, Ионин и Минаков, обращаясь к руководству партии, указывали, что достоверно известно о готовящемся варианте: Миронова будет выдвинута от "Единой России", по этому же округу будет выдвинут Антошин — либо через самовыдвижение, либо от КПРФ, либо, если эта партия не пойдёт на такой шаг, от другой партии. Впоследствии Миронова "сдаёт" ему округ. Мы убеждены, что благодаря нашим обращениям удалось остановить этот сценарий. Антошин был в полушаге от депутатского мандата. "Под" него всё готовилось, а что до Мироновой, то есть данные, что ей обещалась высокая должность в областном департаменте образования. Вы думаете, случайно Антошин тогда развил медиа-активность? Мне, депутату Госдумы, дают в июне на госканале четверть часа для отчёта и ни слова больше, а он, представитель КПРФ в облдуме, на этом же канале 43 минуты самовыражается, беспрепятственно полоща всех, кого считает своими обидчиками. Я задаю вопросы Богомазу, пока устно, потом зададим и письменно: "Александр Васильевич, что заставило вас пригреть рядом с собой этого человека? Что вас с ним так трогательно сближает? Что может быть общего между высшим должностным лицом, получившим мандат на управление областью от президента и избирателей, и вчерашним уголовником?".

— Прерву вас. Говорят, что в числе прочих сближают тайны уничтоженного некогда богатейшего сельхозпредприятия "Бёрновичский"…

— Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это. Единственное, помню, когда был заместителем Лодкина по взаимодействию с правоохранительными органами, как он давал команду Копырнову (замгубернатора, курировавший в команде Лодкина вопросы сельского хозяйства — прим. авт.) банкротить свинокомплекс "Бёрновичский". Потом я был на Унечском ветсанутильзаводе и видел, как туда привозили коробки из-под мусора с мёрзлыми поросятами на переработку.

Чего просит душа

— Остаётся совсем немного времени до сдачи Вами полномочий депутата Госдумы. Что дальше? Чем будете заниматься на пенсии? Не просит ли душа покоя?

— Из расставания с большой политикой не делаю трагедии. Мне 61 год, я могу получать хорошую пенсию, не такую, конечно, какую положили себе высокопоставленные чиновники в некоторых регионах. Но быть пассивным пенсионером — не мой удел. Человеку, который начал заниматься общественной работой со школьных лет, трудно сидеть на даче. Поэтому не надо списывать меня в тираж. Я останусь в общественной жизни региона, и буду в ней активным. Буду работать в рамках "Народного собрания", других общественных организаций. Ваша газета как-то написала, и это мне врезалось в память, что власть ведёт себя так, как ей позволяют. Общество сейчас как никогда нуждается в контроле над властью. Сейчас вот, накануне выборов, уже известно, что до участников избирательного процесса снова доводятся разнарядки. Мы будем добиваться, чтобы на избирательных участках внимали не этим тайным директивам, а позиции руководителя Центризбиркома Памфиловой. Увы, могу констатировать, что у нас в регионе установка президента о том, что в Думу должны проходить люди с незапятнанной репутацией, выполняется с точностью до наоборот. Впечатление такое, что людей дразнят, провоцируют, чтобы в приграничном регионе расколоть общество. По оранжевому сценарию. Кому положено — должны об этом задуматься. Мы же не будем дожидаться, пока задумаются, в рамках "Народного собрания Брянщины" свою позицию выскажем публично и потребуем, чтобы были сделаны должные выводы.

Будем помогать таким людям, как Медведь, Минаков, Литвинов, Мефёдов, которые нашли в себе мужество сказать правду своим товарищам по партии. Ну и, конечно, ни одно правонарушение, другие деяния, которые расходятся с интересами большинства народа, не останутся без нашего внимания. Буду использовать весь свой опыт для того, чтобы власть была подконтрольна народу. Только при таком условии можно рассчитывать на успех.